kalbit07: (Default)
[personal profile] kalbit07
 источник
Названы новые цифры потерь СССР во Второй мировой войне: погибли 
41 МИЛЛИОН 979 ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК 
Из них почти 20 млн – военнослужащие 
Слава сталинским генералам! И особенно главному мяснику Жукову! 
Майор КГБ Путин преступно продлил режим засекреченности данных о Великой Отечественной войне до 2040 года.
Архивы НКВД он преступно засекретил до 2050 года. 
Когда режим путина и его ОПГ падёт, мы откроем все архивы. 
И ахнем. И сможемпавтарить?

О секретности для историков, изучающих ВОВ

 
Данные по массиву засекреченных документов в наших архивах, безусловно, потрясают. Это вообще что-то невообразимое. Казалось бы - ну, 70 лет уже прошло! Все уже участники, почитай, умерли, страна другая, строй другой - что тут вообще секретить?? На мой простецкий взгляд, гриф секретности и ДСП должен быть снят вообще со ВСЕГО, с любых архивных документов, имеющих отношение к войне. Ибо нет абсолютно никаких разумных причин тут что бы то ни было скрывать.

Ан ни хрена. Наоборот: многие ПЛАСТЫ документов, которые "сдуру" рассекретили в 90е, в "нулевые" уже успели засекретить обратно. Что ж у нас за страна такая? Чего ради это все делается? Неужели для того, чтобы "народ не расстраивать" действительными цифрами потерь и картинами того, как на самом деле воевали наши горе-стратеги?

Вот, нашел отличный сводный источник по беспределу с "секретностью". Отличный историк - Ивлев! Надо запомнить фамилию.

Подобрал цитаты:

"К подводной части "исторического" айсберга, которая все эти годы активно охраняется, исследователи отсекаются на дальних подступах прежде всего сохранением грифов секретности для хранимых документов. Более того, исследователь не имеет права даже ознакомиться с названиями дел в описях секретного хранения, т.к. не имеет возможности получить сами описи для изучения, ибо они тоже секретны. Вот почему с момента выхода в 1998 г. в свет сборника "1941 год" новых подлинных документов в рассматриваемой плоскости практически не опубликовано. Историческая наука России ещё в 1998 г. встала на некой "мёртвой" точке, не в силах пока преодолеть заслоны секретности по событиям 70-летней давности. Видимо, исследователи уже приблизились к барьеру, за которым, если его преодолеть, могут открыться совершенно неудобные и, наверное, даже стыдные и позорные страницы реальной истории страны, в т.ч. военной. И потому функционеры официальной Межведомственной комиссии по защите государственной тайны вновь не дают "добро" на рассекречивание миллионов подлинных документов".

До сих пор имеют статус "Для служебного пользования", и соответственно, не предназначены для ознакомления "неслужебных" граждан России следующие издания: 

- "Сборник приказов и директив Ставки Верховного Главнокомандования, НКО СССР, НКВМФ СССР, Генерального штаба и начальников родов войск о преобразовании объединений, соединений, частей и кораблей в гвардейские и о сформировании гвардейских частей, соединений и объединений" в 3-х томах (М.: МО СССР, 1970);

- "Сборник приказов РВСР, РВС СССР, НКО, Верховного Главнокомандования, Министерства Вооруженных Сил, Военного Министра и Министра Обороны СССР о присвоении наименований частям, соединениям и учреждениям Вооруженных Сил СССР" в 3-х томах (М.: Управление делами МО СССР, 1967);

- "Сборник приказов РВСР, РВС ССР, НКО и Указов Президиума Верхвоного Совета СССР о награждении орденами СССР частей, соединений и учреждений Вооруженных Сил СССР" в 2-х томах (М.: Управление делами МО СССР, 1967);

До сих пор нет в открытом доступе сводного труда по операциям РККА в годы Великой Отечественной войны с приложением карт. В СССР данное издание было выпущено Воениздатом в 4-х томах в 1958 г., называлось "Операции Советских Вооружённых Сил в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг." и до мая 1993 г. было секретным. Кто о нём ныне знает, кроме специалистов?

Государство до сих пор не удосужилось самостоятельно подготовить итоговые публикации. Даже в только что вышедшем в Санкт-Петербурге 1-м томе сборника "Документов и материалов к 70-летию начала Великой Отечественной войны" (С-Пбг: ФГБУ "Президентская библиотека имени Б. Н. Ельцина", 2011) не опубликовано почти ничего нового, ранее не изданного. При этом не публикуются тонны других ключевых и более важных документов из неоткрытых фондов.

http://www.soldat.ru/news/899.html

"Учет численности призванных и мобилизованных в то военное время ныне основывается на данных сохраненных книг призыва. Но они вторичны, а первичными были призывные карты новобранцев, учетные карточки военнообязанных запаса и УПК рядового состава РККА. Почти все они были уничтожены по специальной, до сих пор секретной и еще не выявленной исследователями, послевоенной Директиве Генштаба с заменой их на суррогат - книгу призыва. Документ ГШ, предписывающий совершить эти действия, пока не обнаружен, но скудные косвенные упоминания о нем есть в сохранившихся документах многих РВК. Какой руководящий вредитель стал его инициатором?... И причина уничтожения документов якобы объективная - истечение срока хранения. Но тогда почему книгам призыва, вторичным по сути источникам, назначен срок хранения 75 лет, а у первичных и десятка лет не набралось?
http://www.soldat.ru/news/865.html

«…ни один исторический источник, даже априори уважаемый, до сих пор не дает детальной расшифровки положения на 22 июня 1941 года с ресурсами личного состава, хотя бы в таком примитивном виде: 
а) это у нас кадровая армия на начало войны – 5427,3 тысячи человек; 
б) это у нас ресурс военнообязанных запаса всех категорий учета на 22 июня 1941 г. – Х; 
в) это у нас величина весеннего (1941 г.) призыва мальчишек 1922 г.р. (1-е полугодие) – Y; 
г) а это у нас призывной ресурс мальчишек 1922 (2-е полугодие) - 1927 гг. рождения за весь период войны – Z. 
Чему равняются эти иксы, игреки и зеты – пока архивная загадка, требующая своего исследователя.
В исторических источниках имеются либо общие слова и никакой конкретики, либо, в лучшем случае, общие цифры без детализации. Указанные выше сведения на 1 января 1941 года об общих ресурсах военнообязанных были опубликованы в книге "Стратегический очерк Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.", вышедшей в Воениздате в 1961 г. и имевшей до 29 мая 1964 г. гриф "Сов. секретно", затем до 27 мая 1993 г. гриф "Секретно". Тираж уважаемой книги ограничен, каждый экземпляр номерной. И других опубликованных источников пока нет. Сводные сведения по этому вопросу в ЦАМО РФ вновь только что засекретили».
http://www.soldat.ru/news/865.html

«Прошло 70 лет с начала войны, но ни один официальный труд военного ведомства так и не опубликовал хотя бы так же кратко, как выше, сведения о четырех волнах мобилизации за первое лето 1941 года. А ведь были еще две волны осенью 1941 года. Были еще две в начале 1942 года. Счет в каждой из них шел на миллионы человек. Где же конкретика, ведь ничего, кроме общих фраз, в опубликованном мы до сих пор не увидим. До сих пор не рассекречены сведения о наличии к началу войны ресурсов военнообязанных запаса всех привлеченных с 23 июня 1941 года возрастов 1890-1918 г.р., срочнослужащих и новобранцев 1919-1927 г.р., а также сведений о количестве забронированных на производстве и разбронировании в годы войны. Это краеугольные камни всего исторического анализа периода военных лет, недоступные для исследователей. Все 70 лет нас потчуют байками, не открывая реальные цифры. Впрочем, капля камень точит!»
http://www.soldat.ru/news/865.html

«Весомым пластом сведений, выпавшим из рассмотрения органов военного управления, являются данные об ушедших воевать, но не вернувшихся жителях той или иной местности. Речь идет о сводных перечнях воинов, учтенных бывшими сельскими советами… Эти сведения сохранены земляками как в имеющейся документации бывших сельских советов, так и в подробнейших похозяйственных книгах, оформленных по состоянию на 1940 год и находящихся в областных архивах, кстати, в большинстве своем - на секретном хранении!»
http://www.soldat.ru/news/865.html

«В практике плановых предвоенных призывов и призывов по мобилизации после начала войны есть еще один нюанс, который имел массу негативных последствий с точки зрения установления солдатских судеб. Его можно даже назвать не нюансом, а пропастью, куда улетучились сведения о миллионах воинов... …Что же выдавалось военнообязанному запаса, призванному по скрытой (до начала войны) и открытой (после ее начала) мобилизации, взамен паспорта и военного билета по прибытии в воинскую часть? НИЧЕГО, кроме эбонитовой капсулы табельного медальона и двойного бланка к нему, если они имелись в распоряжении интендантской службы.
Заполнение бланка сведениями о бойце должно было производиться взводными командирами, однако, чаще всего эти обязанности выполняли сами солдаты своими неумелыми, трудноразличимыми почерками, кому как придется и чем придется - химическим ли, обычным ли карандашом или чернильной ручкой. Хороший командир, при отсутствии эбонитовых капсул и бланков, заставлял своих подчиненных заполнять биографическими данными любой подручный чистый клочок бумаги и вместо капсулы использовать патронную гильзу. В ход шли гильзы от пистолета системы "Наган", винтовки Мосина со вставленной наоборот пулей, а то и немецкие гильзы, дабы отличались от стандартных имевшихся патронов солдата и могли быть легко найдены похоронщиками. Многим же командирам все это было "по барабану"...

Медальон, фактически до весны - лета 1942 года, являлся единственным предметом, позволявшим хоть как-то идентифицировать солдата и при жизни, и после его гибели.
Таким образом, воин, при нахождении на фронте, взамен паспорта и военного билета (бланков строгой отчетности с фотографией владельца) не получал никакого аналогичного официального документа, который мог бы подтвердить его личность в период прохождения военной службы. Медальон же, заполняемый рукой владельца, не имел ни фото, ни реквизитов воинской части, где он проходил службу, ни печати штаба этой части и указания фамилии начальника штаба, и, тем самым, не являлся официальным документом. Подлинность данных в медальоне ничем не была подтверждена. А если уж боец терял и медальон, то верно установить личность, как у живого, так и у мертвого, было невозможно. Миллионы наших соотечественников начали войну и гибли, не имея при себе документов, официально подтверждающих их личность, в отличие от войск противника, где имелись и персональные металлические жетоны, и солдатские книжки у каждого солдата.


«Почти в каждой кадровой и вновь созданной воевавшей стрелковой дивизии, не отмеченной выше в списке и продолжавшей существовать, к 01.09.41 был практически полностью выбит первоначальный личный состав, и все соединения держались только за счёт поступления маршевого пополнения и "подчистки" местных ресурсов на территории боёв. Некоторые воевавшие соединения потеряли по два штатных состава».
http://www.soldat.ru/news/899.html

Для иллюстрации положения дел в этой сфере нам нужно осветить вопрос о секретности документальных материалов в военных архивах РФ и характере использования их в настоящее время. Рассмотрим его на примере сведений Главного Управления формирования и укомплектования войск НКО СССР (Главупраформ) и Оперативного Управления ГШКА.
Ключевой информацией в анализе боевого и численного состава войск являются сведения о пополнении. Кто знает, может быть поэтому отчётность о нём рассыпана в тысячах разнородных документов и не систематизирована до сих пор? Или не дана в открытый доступ исследователям. Например, в фонде Главупраформа за № 56 в открытой для всех описи № 12236 среди прочих имеются за 1941 г. всего 3 дела №№ 43, 44, 100 с донесениями фронтов и армий о прибывших маршевых пополнениях с указанием соединений, куда распределены батальоны и роты. Информация в них не облекает весь 1941 г. В этой описи, помимо рассекреченных, имеются оставленные на секретном хранении дела, доступ к которым исследователям без допуска к работе с секретными документами закрыт. Возможно, в данной описи упомянуты лишь те документы, что сохранились к настоящему времени за 1941 г.
Но, возможно, лишь те, что государство соизволило частично открыть для исследователей к настоящему времени. И что существуют другие - закрытые тома документов того же фонда № 56, не упомянутые в описи № 12236. А это уже прямое нарушение Приказа МО РФ № 181 от 8 мая 2007 г. о рассекречивании документов периода Великой Отечественной войны. В его преамбуле сделана следующая ссылка: "В соответствии с Законом Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5485-1 "О государственной тайне"…". Т.е. в данном случае нарушен не только Приказ МО РФ, но и статья 13 Закона РФ № 5485-1 о сроке давности секретного хранения в 30 лет. Ибо у фонда Главупраформа имеются ещё два больших массива документов, до сих пор недоступных для исследователей:
а) по описи № 21464 - секретные документы фонда № 56;
б) по описи № 19056 - совершенно секретные документы фонда № 56, находящиеся на особом хранении (так называемые "ОХ").
И все они имеют сведения о маршевом пополнении на фронт, дополняющие открытые сведения или даже являющиеся исчерпывающими. Количество дел по этим двум описям пока неизвестно, ибо и сами описи для исследования не выдаются, являясь секретными.
На этом примере есть веские основания полагать о том, что фонды всех Главных и Центральных управлений НКО и ГШКА имеют такую же особенность в характере хранения документов:
- условно несекретные (с наличием секретных) документы по доступным всем описям;
- секретные документы по недоступной описи;
- и совершенно секретные на особом хранении, также по недоступной описи.
Косвенным подтверждением может служить и тот факт, что объём дел по несекретной описи № 11627 фонда № 28 Оперативного Управления ГШКА за 1941-45 гг. (всего 2919 дел) в 2,2 раза меньше количества дел по несекретной описи № 1221 фонда № 217 Оперативного управления Ленинградского фронта за тот же период (всего 6362 дела). Структуры по характеру и объёму работы на несколько порядков различные! Это означает, что обязаны иметься не упомянутые в открытой описи № 11627 документы Оперативного Управления ГШКА.
Листая эту опись, ловишь себя на мысли о том, что в неё за 1941-45 гг. включены лишь разрозненные дела, не могущие дать сводного представления о войне. Отрывочность и второстепенность документов - таково впечатление от анализа описи. Даже если ознакомиться со всеми её 2919 делами - не получить развёрнутую картину боёв РККА. Нет оперативных разработок новых операций в масштабах фронтов и театров военных действий с десятками тысяч листов текста, графиков, карт. Почти нет оперативных директив фронтам и армиям. Нет анализов боевых действий по итогам операций, тем более - неудачных операций. Почти нет донесений и планов подчинённых войск. Нет сводных сведений от армий и фронтов по численности и потерям личного состава, нет заявок на пополнение личного состава и вооружения. Нет данных по ресурсам личного состава в запасе в военных округах, по поступлению выздоровевших из госпиталей, по вооружению и имуществу, да и много чего ещё нет. Справочно эти сведения обязаны быть в документах отделов Оперативного Управления ГШКА, без них невозможно качественное планирование операций. Если бы объём дел Оперативного Управления ГШКА исчерпывался только этими 2919 делами, то любой исследователь мог бы сделать однозначный вывод - Оперативное Управление ГШКА занималось всего лишь сбором и констатацией некоторых фактов и совершенно не занималось систематизацией, анализом данных и планированием боевых действий во всём многообразии.
И впечатление такое может сложиться только из-за того, что исследователи, возможно, довольствуются менее чем 1/3 объёма ключевых сведений Главных и Центральных управлений НКО и ГШКА, имеющихся в ЦАМО РФ и подлежавших рассекречиванию в соответствии с Приказом МО РФ № 181 2007 г. и Законом РФ "О государственной тайне". И даже эта 1/3 объёма предоставлена в неполный доступ. Вот так Закон Российской Федерации нарушается её же госслужащими. 
http://www.soldat.ru/news/899.html


"специалистами Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС создавалась "История Великой Отечественной войны 1941-45 гг.", концепция которой стала главенствующей на десятилетия и является таковой до сих пор. Подчеркну - не военными историками создана концепция, а партийными. Отступления от неё не допускались. Даже ныне только за высказывание сомнений в её трактовках генерал армии М. Гареев 17 февраля 2011 г. публично по телевидению предложил ввести уголовную ответственность. Автор этих строк лично видел сей репортаж.
Политбюро ЦК КПСС жёстко контролировало создание "Истории". Это было бы нормальным, если бы публикации подлежала исключительно правда, неудобная, тяжёлая, но правда. Народ, понёсший столь большие потери, вправе был ожидать именно её.
Не секрет, что до 1960 г., до выхода в свет и распространения первого тома "Истории", в нашей стране мемуары военачальников не печатались, даже если к тому времени уже были написаны кем-то. И только вслед за началом распространения шеститомника в печать поступили те мемуары военнослужащих всех рангов - от маршала до солдата, которые отвечали концепции авторов "Истории", т.е. официальной точке зрения тогдашнего руководства страны. Первые свидетельства появились в 1960 г.
То, что рассказано в тысячах послевоенных изданий, с трудом прикрыло реалии событий и лишь дополнило мемуарным "мясом" только что свёрстанный умозрительный "скелет" концепции "Истории". Крен в описаниях событий первых двух лет войны направлялся на героизм отдельных бойцов и командиров, описание работы партийно-политической системы, мощность германской военной машины и изощрённость её командования. Анализ причин внутреннего характера, в т.ч. неадекватных действий военачальников всех рангов, в неудачах армий и фронтов не допускался.
http://www.soldat.ru/news/899.html

«Некоторые строптивые генералы и даже Маршалы Советского Союза, не соглашавшиеся с требованиями партийных историков к освещению былых событий, шли на конфликт, а в итоге не получали никакой возможности напечатать свои воспоминания. Никаких отклонений в сторону от концепции не допускалось, мемуаристов жёстко "вели" толпы военных консультантов Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС и цензоров Главлита (было в СССР с 1922 г. такое зорко контролирующее издательства ведомство - прим. автора), а также специалисты 6-го отдела Военно-научного управления ГШ ВС СССР. Этот отдел так и назывался "отдел контроля за военными мемуарами". При наличии справедливых возражений даже именитые военачальники многие годы не могли ничего издать из-под своего пера, пока не соглашались на внесение правок с подгонкой под рамки концепции.
Многие упрямцы при жизни так ничего и не увидели. Примеры? Маршал Советского Союза С. Тимошенко, генерал-полковник М. Хозин, бывший нарком иностранных дел В. Молотов, бывший нарком путей сообщения Л. Каганович».
http://www.soldat.ru/news/899.html


«Кроме того, некоторые факты в изданном мемуарном материале специально затуманены для предотвращения всеобщего объективного обозрения. К примеру, при внимательном анализе выясняется, что события, происходившие на самом верху военного и политического руководства СССР почти за полугодовой период перед 22 июня 1941 г., фактически, описаны в мемуарах лишь четырёх лиц - Н. Хрущева, А. Микояна, Г. Жукова и Н. Кузнецова. Все четыре лица - заинтересованные. Веры им сегодня нет, нестыковок в написанном масса. Не случайно мемуары Г. Жукова уже продолжительное время в народе называют "Сказками маршала Жукова" и всерьёз к ним уже не относятся. Чего стоит один только пассаж о количестве немецких танков и самолетов на начало войны (3712 и 4960 соответственно) и следующая далее фраза бывшего Начальника ГШКА: "Количественное превосходство войск врага было велико - в 5 - 6 и более раз, особенно в танках, артиллерии, авиации” (“Воспоминания и размышления”. М., АПН, 1969, сс. 263, 411). Как относиться к этим словам, коль мы знаем теперь и автор знал тогда, что у нас было 23106 танков к началу войны? Как к правде? Но эту "правду", всё же изъяв недостоверную численность немецких танков и самолетов из текста, всё продолжают издавать якобы в авторской редакции уже в 14-м варианте! Может, пора остановиться?»
http://www.soldat.ru/news/899.html

Profile

kalbit07: (Default)
kalbit07

September 2017

S M T W T F S
     1 2
3456 789
1011 1213 141516
17181920212223
24252627282930

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 01:05 pm
Powered by Dreamwidth Studios